kleineslon (kleineslon) wrote in world_of_tanks,
kleineslon
kleineslon
world_of_tanks

Продолжение истории.

Закончил проду. Попытка номер два. Втиснул, сколько влезет, остальное в комментах .


Мысли были. Как не быть, если только об этом и думал. Подспудно, избегая конкретного разбора обстановки, словно бы это могло оттянуть начало неизбежного события.
  Предстоящая схватка должна была проходить по знакомым правилам. Рота, из пятнадцати стальных бойцов, против такой же роты. С учётом того, что в нашей команде до сих пор не проявилось единое управление, можно с уверенностью сказать, что воевать "наши" будут каждый сам за себя, сообразуясь с собственными представлениями о текущей обстановке. Если у противника будет такая же картина, то впереди нас ожидает полная хаоса свалка, из разряда тех, что называют "рандомными боями".
  Я переключился на тот канал радиостанции, что был задан, по умолчанию, как общий, и попытался вызвать вступить в контакт с кем-нибудь из вновь прибывших. Тщетно. Как в колодец кричишь. Ты туда "Ау!", а в ответ тишина бесплотными буркалами недоумённо таращится.
  Машины на поляне изображали броуновское движение, бесцельно перемещаясь и ворочая во все стороны пушечными стволами. Наша дружная компания, с САУ, перед выстроенными по линеечке тяжёлыми танками, выглядела сплошным монолитом, осколком римского легиона посреди разрозненной толпы. Больше подобного не наблюдалось и это, естественным образом, подводило меня к мысли об отсутствии других организованных групп в нашей команде.
  Значит, исход боя будет зависеть только от нас. Остальные послужат лишь смазкой для вражеских снарядов. Либо, в лучшем случае, догадаются не слишком высовываться из-за укрытий, сдерживая противника на своём участке. Знать бы ещё расклад сил по противнику. У нас - всё очевидно. Мы возглавляем список команды, а обезноженный Т-50-2, застывший внизу памятником неразумности - подвал, дно, самый низ списка. Был бы он нормальным, грамотным "светляком" - разведчиком, было бы великолепно. Но, к сожалению, его первые шаги после появления на этом свете, говорили об обратном. Скорее всего, "светлячок" нам достался дикий, необузданный, из числа тех, что летят с воплем "свечу-у-у" до первого встречного снаряда, сгорая в пламени разрыва без толку и пользы для союзников. Еще не известно, очнётся ли он до конца боя, или так и простоит "в лучах заката", как та хрестоматийная статуя с лопатой.
  Местность, где предстояло развернуться нашему первому испытанию на прочность, можно было разделить на три части. Мы находились на возвышенности в северо-восточной части котловины, окружённой горами. Слева от нас, занимая юго-восточную часть доступного для боя пространства, лежало ущелье, отрезанное невысокой вытянутой сопкой от центральной долины и плато. При взгляде сверху, сопка напоминала пшеничное зерно, которое погрыз неведомый вредитель. Середина была словно выедена, образовав пригодную для проезда техники площадку, от которой спускались вниз два пологих и ровных спуска, плавно перетекавших в изрезанное промоинами дно ущелья. Эти спуски, северный и южный были разделены небольшой скалой и, при взгляде сверху, пригодное для проезда пространство напоминает штаны. Собственно, на языке виртуальных танкистов, оно именно так и называется. Не будь необходимости воевать прямо сейчас, я бы предпочёл проверить это место на предмет загонной охоты. Посадил бы пару стрелков у подножия этой скалы-разделителя с южной стороны, там, где спуск просматривается и простреливается насквозь и пустил бы загонщиков с северного подъёма. Зверю, будь то косуля или заяц, деться было бы некуда. Со стороны центральной части котловины это маленькое плато обрывается отвесной скальной стеной, уходящей прямо в болото. А с юго-западной и северо-восточной стороны высятся старые, изъеденные временем скалы. Уйти некуда, выхода всего два. Запри один и, спокойно отстреливай убегающих, во втором. Впрочем, это не только к зверям относится. Классика боёв на подобной карте в мире танков - поймать стайку самонадеянных ЛТ или СТ, заскочивших на верхнюю площадку, без поддержки своих тяжей.
  Противоположную, северо-западную треть котловины занимало плато. Так же как и ущелье на другом краю, оно было далеко от идеально ровной поверхности гигантского высохшего соляного озера Бонневиль, что лежит неподалёку от городка Вендовер, штат Юта, в 88 милях от Солт-Лейк-Сити. Это там, ушлые американцы и любители скорости со всего света, рассекают на длинных сигарообразных стримлайнерах, коренастых лейкстерах с узкими огромными колёсами или же на пузатых белли-танкерах, по ровной как стол поверхности, ставя рекорды скорости. Нет. Одолеть плато, волнистое как стиральная доска, усеянное обломками скал, вросших в землю по самые плечи, можно было только на вездеходе дикой проходимости или на танке. А назвать его ровным, язык повернулся бы только у человека, никогда не слезавшего с Джомолунгмы.
  Мне всегда казалось, что эти неровности наиболее удобны для действий именно с нашей стороны. Используя их, танк мог безнаказанно преодолеть почти две трети карты в мире танков. Учитывая, насколько похоже здесь всё на "мир танков", вполне возможно, что и в этом мире рельеф будет благоприятен для атаки именно от нас, с нашей базы. По спутниковому снимку, который отображён на миникарте, этого не определишь. Неровности слишком пологие и невысокие, для того что бы отбросить тень, и не выделяются при виде сверху. Но они есть. Как тот пресловутый суслик. Я почти уверен в этом. Ведь группы огромных валунов и скальных останцев располагаются в тех же местах, в каких я их помню.
  От края котловины плато несколько понижается центральной части и, это позволяет контролировать центральную часть - заболоченную низину, разделённую дорогой посередине.
  Низина прекрасно видна мне сейчас в прицел. Мелкие стайки птичьей мелочи постоянно вьются над поблёскивающими сквозь редкие заросли окнами открытой воды. А вдоль валунов, которыми усеяны берега заболоченной части, изредка перепархивают с места на место кулики. Валуны, кстати очень крупные. Большинство из них легко даст укрытие любому танку, каким бы огромным он бы не был.
  Центральная дорога, протискиваясь между группами каменных великанов, рассекает залитое пространство белым сабельным шрамом. Насыпь, по которой пролегает дорога, невысока. Она лишь едва возвышается над уровнем воды, но грунт на ней сухой, светлый и ярко выделяется посреди коричнево-чёрно-зелёной раскраски остальной части низины.
  Насколько я помню, в игре вся центральная часть проходима, за исключением крохотного озерца в юго-западной части низины, и ручья, что в неё впадает. Однако, для манёвра подходит только дорога. На всём остальном пространстве танки вязнут и превращаются в отличную мишень для тех, кто занял позиции в "штанах" и на плато.
  Никогда не забуду бой, когда рота противника, вооружённая одними Маусами, решила атаковать по центру. Мы, будучи легковооруженными, успели занять позиции на "штанах" и плато, откуда увлечённо расстреливали гигантские тёмно-серые туши "мышек" в борта. Туда где, не смотря на толщину брони, они великолепно шьются в борт, под прямым углом, любым, более-менее серьёзным танком. Часть команды противника не уместилась на дороге и съехала в болото, где безнадёжно отстала от идущих по дороге. Ненадолго, впрочем. Идеальные мишени живут редко. Вот и рота Маусов в болоте, скончалась очень быстро, принеся лишь сожаление, от того что всё так быстро кончилось.
  Опыт боёв в Карелии подсказывал, что низину лучше всего использовать в конце боя. Когда противник измотан и обескровлен, и у него уже просто не хватает сил, что бы прикрыть центральную дорогу. Именно тогда, даже одиночный средний танк, может быстро пройти по прямой и вонзиться, словно кинжал, в самое сердце боевых порядков противника, вырезая его артиллерию и захватывая базу.
  В начале же боя, оптимальным вариантом будет использовать лёгкий и быстрый танк типа Т-50-2 или французского АМХ 13 90. Проскочив по дороге до больших валунов в середине болота, он может вскрыть намерения врага, обнаружив направление выдвижения его основных сил. Зная планы врага - ты наполовину уже победил. Так, лёгкий танк может обеспечить победу команде в самом начале. Но, вот светляка-то как раз мы уже лишились, судя по всему. И меня это сильно беспокоило.
  Мысль о светляке, терзала не только меня. За тысячи боёв на виртуальных полях сражений, в нашем клане сложился простой и действенный алгоритм. Мы начинали подготовку к бою с оценки обстановки. И первым пунктом, шла оценка соотношения "светляков". В начале, до момента непосредственного соприкосновения лавины тяжёлых танков, именно эта категория несёт наибольшую опасность. "Зоркий Глаз Длинной Руки" - так можно сказать, если уподобиться героям Фенимора Купера. Они дают цели для вражеской артиллерии и, при удаче, уже первый её залп определяет исход сражения. Об этом подумали все, сразу же включившись в обсуждение, стоило только Буэндосу озвучить общую мысль:
  - Кажется, светляка у нас уже нет. Придётся самим, и бить, и светить и "арту" прикрывать.
  Он был прав. САУ Дайкатаны была основной огневой мощью нашей группы, но для того что бы она работала в полную силу, ей нужна защита и поддержка. Либо - встать она должна будет в таком месте, откуда сможет быстро уйти в защищённую зону. Защищённую от огня вражеских САУ, само собой разумеется.
  Стандартные исходные позиции артиллерии, принятые в нашем клане предусматривали возможность быстрого ухода САУ в укрытие, в случае обнаружения. В той же Карелии, с этой базы, их выбор сводился к четырём основным вариантам, в зависимости от общего замысла. Куда пойдут основные силы - так и встанет артиллерия. Что бы навесить зонтик прикрытия над передовыми танками. Кстати - именно наличие САУ, их количество, возможности и вероятный характер действий, были вторым пунктом оценки обстановки. Однако сейчас, данных о противнике просто не было. "Туман войны", как при боях на глобальной карте, сильно осложнял дело. Оставалось только искать наиболее надёжный дебют. Этим и развлекались, перебирая различные варианты развития событий и вспоминая характерные, подходящие для той или иной ситуации, случаи.
  Я в обсуждении активного участия не принимал. Больше слушал, впитывал идеи импровизированного мозгового штурма устроенного моими товарищами. Так часто бывает, что чужая задумка, или предположение, даёт толчок твоим собственным размышлениям быстро выводя на лучшее решение текущей задачи. Сам - голову сломаешь, но не додумаешься, а вот с чужой подачи - соображается легко. Наверное, взгляд со стороны помогает рассмотреть проблему подробнее, увидеть скрытые пути, детали. Словом, я думал над предстоящим боем, краем уха отслеживая текущую дискуссию и, втихомолку радовался. Самые трудные минуты незаметно утекали, в плодотворной беседе, не оставляя шансов унынию проникнуть в сердца моих соклановцев перед боем.
  Между тем, среди техники на базе, наметилось расслоение. Пара "тараканов" - советских танков Т-54, юрких, относительно быстрых и живучих, способных на равных потягаться с любым тяжёлым танком при благоприятных условиях, отделились от основной массы и осторожно двинулись вперёд. На полпути между нашей группой и Т-50-2, они остановились, беспокойно поводя стволами орудий из стороны в стороны. Словно бы совещались. У меня несколько отлегло на сердце. Кажется, у нас есть парочку думающих СТ, а это огромный плюс для команды. Поглядев на эту парочку, я развернул башню назад, осматривая оставшуюся часть союзных сил.
  Две ПТ-САУ, СУ-152 и "Ягдтигр", прозванный в среде пользователей "мира танков" "бронеизбой", разъехались в разные стороны и спокойно стояли, образовав две вершины треугольника спокойствия. В третьей вершине, отъехав к самой границе скал, отсекающих котловину от остального мира, стояли рядышком две тяжёлых САУ. Окрашенная в мрачные серые тона GW Typ E, самоходная артиллерийская установка на базе танка Е-100, так и не вышедшая из стадии проекта во время второй мировой войны и, американская САУ M40/M43 Long Tom. В отличии от своей немецкой соседки, американская артиллерийская установка прошла боевое крещение под Кёльном и активно использовалась в Корейской войне. Во время второй мировой это была самая мощная САУ союзников. В мире танков же, самым частым эпитетом, которым её награждали, было слово "косая". Как увалень с дубиной. Если попадёт - размажет. Однако попасть для него - дело почти непосильное.
  Внутри этого треугольника спокойствия суетились, постоянно переезжая с места на место и тычась в разные стороны, две, похожие как братья боевые машины немецкой Е-серии и советский ИС-4. Я было подумал, что Е-75 и Е-50 сейчас сойдутся, по родственному, так сказать, признаку и будут ездить вместе, но они продолжали бесцельное движение сами по себе. Что ж. Сдаётся, это первые жертвы ещё не начавшегося боя. Такие обычно гибнут первыми. Будучи не в силах выбрать какую-либо одну линию поведения, они бросаются из крайности в крайность, ставясь лёгкой добычей хладнокровного противника.
  Минус четыре. Светляк, эстэшка, два тяжа. Будем считать, что их уже нет. И артиллерии, кроме Дайкатаны - тоже. Это так, на всякий случай, посчитаем. Что нам предпринять в таком случае? Ответ очевиден. Следует занять позицию, где мы сможем удерживать противника дольше всего и с наименьшими затратами сил и откуда, в случае необходимости, мы сумеем защитить базу. Это - "штаны", без сомнения. Другого такого места на карте нет. Они господствуют над остальной местностью и позволяют держать под контролем две трети карты. Оттуда можно простреливать даже плато. В этом случае понадобится небольшая помощь тех, кто там обороняется. Самостоятельно обнаружить танки противника, находящиеся на плато, из "штанов" - не получится.
  Ну что ж. В общих чертах, план боя ясен. Стоило только определиться с направлением основных усилий, как следом потянулась цепочка решений, складывающихся в единый замысел, как кирпичики выкладывают новое здание. Определив исходную точку, я уже нёсся мысленно дальше, проигрывая различные линии развития событий и свою реакцию на них. По всему выходило, что мы имеем неплохие шансы. Даже, несмотря на предполагаемую бестолковость части команды и обездвиженного светляка. Мы представляли собой ударную силу команды, а степени нашей боевой слаженности могла позавидовать любая армия. Отсюда, простое следствие - там, где мы будем действовать, будет самая высокая концентрация огня и брони. Как говорит тактика, именно это обстоятельство и лежит в основе любой победы - концентрация сил в нужном месте, в нужное время. Именно таким образом достигается превосходство. Ещё Тамерлан говорил: "Лучше десять человек под рукой, чем десять тысяч в отсутствии". Если провести аналогию с "Миром Танков", благодаря которому мы здесь оказались, то мы представляли собой "супервзвод" из пяти машин, объединённых единым командованием, действующих по единому плану и обладающих независимой системой связи. Разработчики отказались от введения таких подразделений, обоснованно полагая, что противостоять им в случайных боях никто просто не сможет. Разве что - такой же точно взвод, на противоположной стороне. А если он есть? Там, у противника? И сейчас точно так же просчитывает свои возможности, готовясь к смертельной схватке? Что ж, тогда посмотрим, чья выучка выше.
  Время истекало. Красная полоска отсчёта почти исчезла, предвещая скорое наступление пиршества огня и стали. Оставалось чуть менее минуты, и тянуть с постановкой задач больше не стоило. Я тронул тангенту на груди, нагретую теплом тела.
  - Внимание! - Разговор в эфире словно ножом отрезало. Выждав пару секунд, давая сосредоточиться своим товарищам, я зачастил привычной скороговоркой боевого приказа.
  - Внимание! Берём "штаны". Для этого: ИСы седьмые, группой проходите к дальнему краю, по низу, напрямую и без остановок. Отставших - не ждать. Кто отстанет - занимает позицию под центральной скалой, отстреливается, потом проходит к остальным ИСам по верху. Справа ближе к краю проходит - проконтролирует центр. В любом случае - контроль центра при первой возможности. Делает тот, кто окажется выше всех. Старший группы на ИСах - Аза. На нём контроль действий и концентрации огня. Ясно?
  - Да! - первым откликнулся Аза, за ним подтвердились и Буэндос с Раздолбаем. Голоса у всех были уверенные, чувствовалась собранность и решительность. Даже Буэндос отбросил на время свои неизменные шуточки и подтрунивания, полностью сконцентрировавшись на предстоящих действиях. Это было слегка непривычно. Даже в самые напряжённые моменты боя его ответы звучали всегда несколько растянуто, с едва уловимым оттенком легкомысленности, таков уж у него стиль.
  - Арта и я, прикрываем действия тяжей. Дайкатана - выберет позиции у границы скал в квадрате F0. Я, на Т30 - в квадрате G9. Далее - Таня, отработаешь первый залп и внимательно следи за обстановкой. При первом же намёке на возможность твоего обнаружения - уходишь под гору и переходишь на прямую наводку, до тех пор, пока я не вернусь прикрыть тебя. Ясно?
  - Хорошо. - В голосе Дайкатаны лёгкое волнение ощущалось. Вроде того, что появлялось у неё перед ответственным боем на Глобальной Карте в игре. Честно говоря, я опасался, что она будет более нервной, и потому, уловив привычные обертоны готовности к схватке в знакомом голосе, успокоился и сам.
  Началось. Красная полоска на экране исчезла, и он полыхнуло красным. Громкий, хорошо поставленный голос в наушниках произнёс "Бой начинается!". Я даже засмеялся от нахлынувшего ощущения дежавю. Кем бы ни были, перенёсшие нас сюда, но они явно не утруждали свою фантазию, копируя антураж и атмосферу компьютерной стрелялки до мелочей. И это придавало происходящему оттенок нереальности. Я встряхнулся, накручивая злость, и чувствуя, как она кипящими пузырьками растекается по телу, обостряя реакцию и все чувства. Воспоминания об окончании инструкции, данной перед боем, лишь помогли процессу вхождения в боевой настрой. За непослушание - смерть, говорите? Ладно, дайте только этот бой откатать без потерь. А там- посмотрим. Посмотрим. Время несёт информацию, а информация даёт решения.
  - Пошли, пошли, пошли! - Я подстегнул соклановцев командой и хищные туши "семёрок", с узкими "щучьими носами" рванулись вперёд. Аза чуть задержался, объезжая САУ Дайкатаны, разворачивавшуюся на месте. А я укорил себя - вот, первый недосмотр вылез. Надо было перед боем развернуть всю технику в направлении предстоящего движения. Остальные танки команды тоже рванулись вперёд, норовя попасть именно на центральную дорогу, ведущую с вершины холма, на котором располагалась база, хотя рядом было полным-полно места для проезда напрямую, по склону. Опасаясь столкновений, я закричал в микрофон:
  - Ребята, осторожней! Сейчас олени таранить друг друга начнут! Уходите влево, сразу и, рвите напрямую.
  - Хорошо. Раздолбай, держись ближе к нам с Буэндосом. Смотри, тебя Е-50 сзади нагоняет, сейчас в гуслю впилится! - Сразу же откликнулся Аза, со своим характерным выговором позывного нашего рыжего друга. В исполнении Азы "Буэндос" звучало как "Бундос".
  Танк Раздолбая рыскнул влево. Поводил носом по курсу, выровнялся и пошёл параллельно паре остальных "семёрок". Мы с Дайкатаной шли с отставанием на три корпуса, причём Объект 261 постепенно вырывался вперёд. Так и должно быть. По прямой он меня обгоняет.
  Навстречу мне, в поле зрения, стелилась каменистая почва, покрытая плотным покровом выгоревшей на солнце травы. Широкие гусеницы танков проминали в ней хорошо заметные колеи и, взрыхляли землю при поворотах. Немногим правее нас, скатывался вниз по склону плотный поток боевых машин. То и дело, с их стороны раздавался скрежет трущихся друг о друга бортов. Тогда очередная пара замирала на месте, дробя поток на отдельные части и начинала ёрзать в попытках разъехаться. Нижнего съезда с холма, на вершине которого находилась база, достигли только мы, пара "пятьдесятчетвёрок", дружно промчавшихся мимо, и Су-152.
  - Смотрите, "тараканы" тоже на ущелье прут! - Раздолбай, шедший третьим, первым озвучил вывод из увиденного.
  - Это же хорошо. Нам "штаны" легче взять будет - Сразу же отозвался, довольным тоном, Буэндос.
  - Танюш, ты, наверное, выходи следом за нами, и сразу поворачивай к своей позиции. Пока мы доедем, ты уже сведёшься на нужной цели. - В хрипловатом голосе Азы слышалась озабоченность. Поведение дуэта Т-54, он просто принял к сведению, заботясь более об артиллерийском прикрытии своей атаки, чем о предполагаемой помощи союзников.
  - Хорошо, Саша. Так и сделаю. - Покорно отозвалась Дайкатана, но чувствовалось, что её сейчас больше заботит процесс управления несущейся на всех парах громадой Объекта, шедшего впритирку за тройкой ИС-7, чем, чьи бы то ни было, указания.
  Мы, стройной колонной скатились с пологого склона и разделились. Т-54 унеслись вперёд, словно гончие, спущенные со сворки. Су-152 ещё раньше нырнула за какой-то камень и замерла там, спрятавшись. Тройка ИС-7 немного притормозила, на ходу перестраиваясь в короткую шеренгу, а Объект261 вильнул влево, направляясь к подошве скальной стены, ограничивающей котловину. Лишь мой танк, солидно, продолжал катить по прямой, сокращая отрыв от лидирующей группы "семёрок".
  Справа наплывала громада холма, на дальнем конце которого и находилась та самая позиция, позволявшая наглухо перекрыть ущелье и бить выезжающего противника по самым уязвимым местам - в борт, по двигателю и боеукладке. Там, у длинного каменного языка, сбегающего со второй вершины холма и отделяющего "штаны" от выхода из ущелья, у противника будут все шансы подставиться и допустить классическую ошибку, о которой так верно сказал Самюэль, один из самых известных тактиков "Мира танков":
  "...Научитесь выезжать из-за угла не поперек, подставляя противнику борт, а под углом 45 градусов. Банально до невозможности, но для подавляющего большинства это является недоступной магией высшего уровня..."
  Только бы наши ИСы сумели занять её. Я слегка вильнул вправо, прижимая танк к крутому каменному боку холма и двигаясь вдоль кромки кустов, поросших у его подножья. Если я не ошибся в своих предположениях - впереди будет выступ скалы, утопающий в зарослях, за которым можно спрятать тушу моего американца и вести огонь, откатываясь каждый раз в укрытие для перезарядки.



ЗЫ:

полная версия тут

Tags: вопрос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments