kleineslon (kleineslon) wrote in world_of_tanks,
kleineslon
kleineslon
world_of_tanks

Продолжение истории.

Предыдущее было тут:
Откинувшись на спинку сиденья, я погрузился в размышления. Если это слово можно применить к тому состоянию, когда в голове сполохами мелькают обрывки случайных мыслей никак не способных увязаться в единое целое. База! Я встрепенулся. Вот что надо проверить! Когда я ходил по поляне, отыскивая прочих наших попаданцев, никакого выделения отдельного участка местности не заметил. Между тем, база всегда была выделена границей круга белого цвета. Посмотрим. Сверив положение танка с отметками на миникарте, я снова прильнул к прицелу. Если база отмечена, то её граница должна находиться как раз за моей спиной, позади «семёрок» моих товарищей.

полный текст там


Прицел послушно поплыл вправо, подчиняясь легкому нажиму моих ладоней. А внутренний, маленький круг в сетке прицела поплыл влево. Получается, он обозначал положение орудия. Это хорошо, всегда можно контролировать положение пушки. Чем ближе подходила колонка прицела он к границе сектора собственного поворота, тем больше усилий приходилось прилагать для её перемещения. Наконец, прицел уперся. Дрогнула и поплыла в сторону башня, разворачиваясь вслед за полем зрения командира, а круг сведения орудия, разлетевшись почти до размеров больших секторов, устремился к привычному своему месту. В центре прицельной сетки.
Положение остальных танков на поляне не изменилось, они по-прежнему стояли на своих местах, с открытыми люками, лишь башни их тяжело и аккуратно ворочались из стороны в сторону. Все занимались проверкой управления. А вот за танками, поодаль, висела в воздухе широкая и толстая, прозрачная белая лента. Внутри неё, точнее примерно в центре пространства, ограниченного ею, развивался, на невысокой пике флагштока, зелёный вымпел. Тоже прозрачный, выглядевший анимированным, тем не мене - он был и висел в воздухе, так же как и белая лента - примерно на высоте груди среднего человека.
Я даже не удивился. Просто принял как данность наличие подобных артефактов. Быстро выглянул в люк, что бы визуально проконтролировать то, что я видел в командирском прицеле.
"В реале", ни ленты, ни флага не было. То есть - визуальное наблюдение, их присутствие на местности не подтвердило. Нырнув обратно, я снова приник к прицелу - есть! Развивается вымпел, висит лента. Из танка Буэндоса высунулась голова в шлемофоне, повертелась по сторонам, скрылась. Тоже заметил, проверяет. Не одному мне привиделось, значит. Это хорошо. Пора приниматься непосредственно за связь и управление.
Некая, никак не формирующаяся мысль на заднем фоне, заставила меня застыть в оцепенении ненадолго. Я не мог понять чего-то вполне очевидного, такого, что казалось, протяни руку и - вот оно. Руку?
Внимательное изучение своей собственной ладони, испачканной мазками пыли и масляной копоти, нисколько не приблизило меня к решению. Озарение пришло только тогда, когда я вытянул левую руку почти полностью. Вид пальцев, замерших над клавиатурой, подтолкнул мысль к завершению.
Мягко пошла вниз кнопка "Esc", утопленная указательным пальцем и в воздухе, почти над самыми кнопками, возникло серебристое сияние. Оно длилось краткий миг, какие-то десятые доли секунды, сменившись трёхмерным голографическим экраном. В глубине его пространства застыли несколько кубиков, с разными надписями, а дизайн недвусмысленно напоминал "Мир танков" цветовой гаммой и прочим, чему я, вполне возможно, и названия-то не знаю, но что оставляет впечатление родства этого интерфейса, с привычным игровым.
Одно отличие я уловил сразу. Вместо вкладки "Звук", здесь присутствовала "Связь". Не вкладка, конечно же, один из кубиков. Он выделялся от прикосновения, укрупнялся, занимая почти всё выделенное экрану пространство и смещая остальное в узкую колонку слева. В общем - всё было просто и интуитивно понятно. Кроме пункта "видеосвязь". Зачем он здесь, и какая от него может быть польза, сразу сообразить я не смог, и потому - продолжил изучение настроек связи.
Немного повозившись, я выбрал функцию "Найти рабочий канал автоматически" и, с удовольствием услышал голос Азы, запрашивавшего связь. Почти сразу же ему откликнулся Раздолбай, а спустя секунду - и мы с Буэндосом.
Приятно разбираться с чем-то новым и неизученным, в составе команды. Как говорится - "гуртом и батьку бить легко". Так и тут. Освоение интерфейса шло бешеными темпами, а эфир переполняла скороговорка докладов, мешавшихся со смехом и беззлобными шуточками. Словом - звуковая картина напоминала ту, что возникает при развязке хорошего боя, когда противник ещё огрызается, но исход схватки уже ни у кого не вызывает сомнений, а команды нужны лишь затем, что бы удержать горячие головы от совсем уж безоглядного риска. Интерфейс сдавался, покорялся и всё ближе был момент, когда каждый из нас вступит в полное владение стальным монстром, настроив управление привычным образом.
Именно в этот момент, когда мы обменивались мыслями по поводу предстоящего пробного заезда, в разговор вклинился тихий и осторожный, прекрасно знакомый женский голос.
- Ребята, вы меня слышите?
- Дайкатана? Таня? Танюша! Таня нашлась!
Короткая пауза, возникшая в эфире после вопроса Дайкатаны, прервалась бурей радостных восклицаний. По голосам ясно было слышно насколько сильное облегчение, испытали все, имеющиеся в наличии соклановцы, оттого что соратница нашлась, наконец. Оставалось только собраться всем вместе не только в канале связи, но и на местности. И для этого было два пути - либо мы едем к Дайкатане, либо она - к нам. Если она разобралась с управлением. Об этом я и спросил в первую очередь.
- Ты знаешь, я ещё не всё посмотрела, но вот управление движением уже настроила, и ездить - могу. Я вас слушала, только не сразу поняла, как говорить.
- Тогда давай к нам, поднимайся.
- А куда?
- Смотри по миникарте. Там у тебя такая выпуклая крышка на стене должна быть. По крайней мере - у меня так. Нашла?
- Да. Ой, ребят! А мы что - в Карелии?
Я примолк, вглядываясь в подсвеченное изображение местности на миникарте, расчерченное на сотню квадратиков. Оно походило на аэрофотоснимок, или на спутниковый снимок, если будет угодно. Вроде того что вы можете видеть на Google maps, либо любом ином картографическом сервисе. И местность на этом снимке как две капли воды походила на рисунок одной из самых старых карт в игре. Только в расцветке преобладал зелёный цвет и не так явно выделялись скалы, продольно делящие долину на три части, а ручьи и болото были окрашены иссиня-чёрным цветом. Мимоходом, я отметил, что проблема с водой, кажется решена. Достаточно спуститься вниз с холма и немного проехаться до череды скальных останцев, протянувшихся вдоль берега болота. С едой, кстати - тоже. Если есть болото - значит, будет что-нибудь водоплавающее. При должном терпении добыть птицу - плёвая задача. Пусть даже не утку, лысуху какую-нибудь. Обдерём кожу с подкожным жиром, чтобы рыбой не воняла и запечём в углях. Пальчики оближешь. При мысли о жарком, пришлось сглотнуть набежавшую слюну. Нет. О еде - после. Сейчас Дайкатану нужно на пункт сбора вывести.
- Тань, ты на арте? Твоя отметка под базой, на нижней "полочке" горит? - Спросил я, глядя на зелёный квадратик условного обозначения артиллерии, находившийся чуть ниже вершины холма, в районе В9. Наши отметки, в виде ромбиков, перечёркнутых тремя косыми полосками, находились чуть выше по карте, в районе квадрата А9.
- Да, моя. Поняла. Сейчас подъеду.
- Замечательно. А что за арта?
- Сейчас увидите. - В голосе Дайкатаны явственно чувствовалось ехидство. Я, поневоле, засмеялся в голос, настолько привычным выглядел разговор. Словно бы ничего не случилось. Эхом, отдались в наушниках короткие смешки Буэндоса с Азой.
В открытый люк донёсся скрежет танковых траков и рёв двигателей, бывший до этого ровным, сменил звучание, рисуя акустическую картину движения танков. По связи донёсся голос Азы, координировавшего движение оживших боевых машин. Ему хотелось выстроить советские машины у моего Т30, для церемонии торжественной встречи Татьяны. Зловещий голографический куб по-прежнему крутился на своём месте, призывая дождаться инструкций. В сочетании с работающим экраном настроек, он делал пространство внутри танка совсем уж тесным, заставляя испытывать неявный такой дискомфорт. Я полез наверх. Полюбуюсь картиной слоновьих танцев тяжёлой техники и информационный кубик из виду не упущу. Свежий воздух, опять же. Витамины солнца, здоровье горстями, и всё такое-прочее. Словом, сидеть внутри танка, в такой момент, мне вовсе не хотелось.
Мужики успели. Всего разок скрежетнул Раздолбай крылом о корму танка Азы, с искрами. Но - выправился. Машины разобрались по местам, поёрзали немного, коротко взрёвывая двигателями и рыхля гусеницами плотный дёрн поляны. Выровняли линию и застыли. Шум двигателей стал тише, а водители вылезли на крыши башен, свесив ноги в открытые люки. Стал слышен натужный звук двигателя, тянущего почти непосильную ношу на подъём, и, из-за здоровенного валуна, размером с небольшой сельский дом, показался набалдашник орудия, похожий на те, что красовались на ИСах седьмых. Ствол орудия всё тянулся и тянулся, медленно выползая из-за каменного блока, пока наконец не показались характерные скосы передней части корпуса ползущей на подъём машины.
Спутать было невозможно. Сколько раз, в игре, в ходе боя, я наводил прицел на точно такие же скосы, стараясь достать из-за угла спрятавшуюся в укрытие артиллерию.
Объект 261. Разработанный некогда совместными усилиями конструкторских бюро трёх заводов, как САУ на базе танка ИС-7, он выглядел стремительным и грозным. Шестьдесят восемь тонн брони и мощи, воплощённых в базе ИСа седьмого и 180-мм орудии Б-1-П, прикрытом легкобронированной, тентованной рубкой - внушали. На повороте, ствол пушки качнулся, и я смог заглянуть в его жерло. Это песец, уважаемые господа. При одной только мысли, что из этого тёмного туннеля смерти вылетит соответствующий снаряд и ласково постучит в броню твоего танка - так вот, при одной только такой мысли, холодок пробежал по спине. А наши танки, выстроенные в ряд, как-то съёжились и перестали выглядеть грозными.
"Объект", чуть довернув корпусом на гребне, преодолел наконец-таки подъём, оказался чуть правее нашего строя танков и замер. Моя "тридцатка" была левофланговой, тем не менее, я прекрасно видел всё в подробностях, поверх башен "луноходов", поскольку, даже сидя на крыше башни, возвышался над ними на добрых полтора метра.
Неподвижность Объекта 261 длилась недолго. Рассмотрев всё, что было нужно, наша воительница лихо развернула свою самоходную артиллерийскую установку и покатила вдоль строя. Добравшись до середины, Объект остановился, качнувшись. Люк открылся и на крышу объекта аккуратно выбралась точёная женская фигурка, затянутая в ладно пригнанный комбинезон, сидевший как вторая кожа. Усевшись на броню, она, тягучим каким-то, почти бесконечным движением, вытянула ноги из люка и, гибко извернувшись, ловко поднялась во весь рост. Зрелище было завораживающим. Казалось, я явно услышал стук, с каким отпавшие мужские челюсти грохнулись о броню. Воплощённая мужская мечта, услада взора, стояла сейчас на крыше артиллерийской установки, и, лишь озорная белозубая улыбка на привлекательном лице, могла оторвать мужской взгляд от прочих особенностей фигуры, выгодно подчёркнутых комбинезоном.
- Ребята, привет! А то вот и я! - Знакомым голосом Дайкатаны воскликнуло небесное виденье, но ответом ему была лишь потрясённая тишина.
Спустя несколько мгновений, насмешливый, но, тем не менее, полный дружелюбия голос Буэндоса, прервал затянувшееся молчание, развеяв тень неловкости, наползавшую на ситуацию.
- Танюш! От твоего появления я чуть зрения не лишился. Ибо ты ослепительна, воистину!
Я же смог лишь кивнуть, молча, и позавидовать хорошо подвешенному языку моего друга.

Глава 2
ПЕРВЫЙ БОЙ
Возможно, я опустил глаза, смутившись, а возможно просто рефлекторно проконтролировал положение дел, но - тревожное сияние информационного куба я уловил первым. Как-то сразу пропало из мыслей всё постороннее, не относящееся к сиюминутным задачам выживания.
Мы понятия не имели, где мы очутились, каким образом и, с какой целью. Каждая кроха информации была сродни оружию, позволяющему нам противостоять неведомым, пока ещё неведомым опасностям. А в том, что они непременно будут - я не сомневался. Как-то так всегда получается, что вся жизнь человеческая состоит в их преодолении. Привычные - мы не замечаем, нейтрализуя их, или избегая практически рефлекторно. Чего далеко ходить? Попробуйте переходить дрогу в неположенных местах, не принимая обыденных мер предосторожности. Рано или поздно вы повстречаете ту машину, которая отправит вас на тот свет. Что уж говорить о радикально смене среды обитания. Знающий всё о выживании в тропических джунглях, в пустыне загнётся не хуже прочих, с её особенностями не знакомых.
Словом, багровое свечение всполохами бьющееся внутри башни, сразу вернуло всё на свои места, сдув с Дайкатаны флер образа райской гурии, а с парней - образ Маски, увидевшего певичку в клубе. Был такой старый комедийный фильм, с Джимом Керри, который становился редкостным озорником с зелёной головой, стоило только ему нацепить на себя древнюю маску.
Я немедленно поднял руку с раскрытой, в стандартном жесте, ладонью. "Внимание". Знаете, как солдаты делают практически во всех боевиках, независимо от наполнения бюджета, настолько этот жест универсален. Первой жест увидела Татьяна, и улыбка слетела с её лица, сменившись сосредоточенным выражением. Следом за ней, повернули головы и остальные. Дождавшись, пока все взгляды сойдутся на мне, я, продолжая удерживать поднятой в сигнальном жесте правую руку, левой обозначил направление вниз. На раскрытый люк. И, не дожидаясь реакции, скользнул вниз. Иногда лучше показать, чем объяснять.
Куб мерцал, демонстрируя куски текста, медленно плывущие по его граням. Я хотел было коснуться его, что бы остановить это медленное движение, делавшее шрифт текучим и почти невозможным для восприятия. Однако, стоило кончикам моих пальцев коснуться его, как изображение дрогнуло и расплылось. Затем, стянувшись в ленту света, оно влилось в тот экран, что спокойно висел над клавиатурой, и который я начал уже называть про себя "рабочим". Вкладка "настройки" в его глубине потеснилась, уступив место ещё одной, с сухим заголовком "инструкции". Ну вот. Дождались, как и было обещано. Посмотрим, чего от нас хотят хозяева здешнего мира, кем бы они ни были.
Документ, содержащий инструкции оказался предельно лаконичным. Общие цели. Ближайшие задачи и способ их достижения. Вознаграждение. Условия достижения вознаграждения. Наказание за неподчинение. В конце документа стояло примечание, что дополнительная информация, будет предоставлена по мере достижения очередных целей.
На первый раз я прочёл новый текст бегло. Не слишком вникая в подробности, скользя мимо них, стараясь получить представление общее представление о документе и его духе, если можно так выразиться.
Текст оставлял совершенно недвусмысленное впечатление. Что первым приходило в голову, так это то, что подобным образом мог бы обратиться человек к своим подопытным крысам. Вот хоть убейте, внятно объяснить, почему именно такое впечатление оставалось, я не смог бы и самому себе, но - оно было именно таким. Вроде бы обычный приказ. Сухой и немного чужеродный стиль изложения, конечно же, немного сбивали с толку, но передан предельно ясно.
Я откинулся назад на спинку сиденья и ощутил такое жгучее желание закурить, какого не испытывал уже года три, с тех самых пор, как бросил эту пагубную привычку. Итак. Что мы имеем?
- Во первых. Мы объект исследований. Наша цель - продемонстрировать наивысший из возможных уровень воли к победе и военного мастерства. Для этого нам вручили максимально адаптированные под наши навыки образцы вооружений. Это вроде бы понятно, с одной стороны. В виртуальной вселенной мира танков у каждого из нас счёт боёв идёт на десятки тысяч, и чувствуем мы себя там как рыба в воде, независимо от типа техники, на которой приходится воевать. С другой стороны - одни вопросы. Кто мешает этим исследователям спокойно наблюдать за любым из множества военных конфликтов, что кипят по всей планете, измеряя там и уровень воли к победе, и военное мастерство, а? Зачем такие расходы и затраты, на наше перемещение и создание военной техники. Причём не просто реально существовавшие образцы, а специально под нас, под наши навыки и умения, созданные. Ведь, если я не ошибаюсь, Таниной САУ в реальности не существовало? Или для них эти расходы ничтожны? Ничего не понимаю, а это значит - рано делать выводы. Пока что стоит копить вопросы, что бы потом постараться отыскать на них ответы. Продолжим.
- Во вторых. Возвращение возможно. Оно же является вознаграждением, вкупе с материальными плюшками, вид и размер которых пока не имеет значения. А не имеет значения он потому, что до него как говорится, ещё дожить надо. Путь домой пролегает через войну. Война же - дело такое, хитрое. В неё хорошо играть. Про неё интересно читать. Её приятно вспоминать. Но боже упаси вас вести её, находясь в самой гуще боёв и быть непосредственным их участником. Кто-то очень умный, метко подметил, что в играх со смертью, всегда выигрывает смерть. А на войне, вы сами вручаете в её костлявые руки краплёную колоду. Кстати, о даме с косой - свидание с ней выступает в качестве наказания, за любое неподчинение выдвигаемым в инструкциях требованиям.
- И в третьих. Первый бой - через полчаса.
Голос Буэндоса ворвался в уши, прервав мои размышления. Был он рассудителен и спокоен, словно бы мы обсуждали новое произведение Андрея Круза.
- Слон, ты уже прочитал? Не всё так печально, как кажется - возможность для возвращения есть.
- Угу. Не это сейчас главное, Дим.
- А, что тогда?
- Бой, через полчаса. Смотри раздел 'ближайшие задачи'.
- Ага, вижу... - В эфире послышалась витиеватая ругань, коей Буэндос выразил свои чувства от новости.
- Что делать будем, Слон? - Хрипловатый голос Азы заглушил последние рулады Буэндоса.
Что делать, что делать - готовиться надо. Только вот к чему? На краткий миг, мной овладела растерянность. Исчезла она так же быстро, как и пришла. Словно волна морская - набежала на песок и тут же схлынула, оставив чистое пространство. По этому-то гладкому пространству и понеслись вскачь мои мысли, обгоняя друг друга, а я затарахтел в эфир указаниями, едва успевая озвучить то, что приходило мне в голову.
- Первым делом проверяем оружие. Стреляем по очереди, по верхушке скалы напротив. Команду на открытие огня даёт Аза. Он же определяет очерёдность. Дайкатана! Проверь свою арту. Как из неё стрелять. Цель выберешь отдалённую, по своему усмотрению. О результатах - доложишь.
- Проверяла уже. Целиться можно как обычно. В обычном режиме просто наблюдаешь всё вокруг а в снайперском - вид сверху включается. - Слегка тягучий, глубокий, голос Татьяны звучал совершенно обыденным образом, как звучал он всегда, в преддверии начала ротного боя.
- Вот как? И здесь вид со спутника? Отлично! Ты уже стреляла, или просто проверила возможность прицеливания? - Сразу же уточнил я, поскольку отзвуки артподготовки, доносились Бог весть из какого далёка, а Дайкатана была рядом. По крайней мере, за то время что я был в состоянии наблюдать.
- Только прицеливание.
- Тогда - стреляй по готовности. Буэндос, Раздолбай! Как только отстреляетесь, сразу же начинаете грызть мануал на предмет связи. Нам нужен свой взводный канал, отдельный. Аза - мы с тобой сразу переключимся на изучение возможностей целеуказания и разберёмся с миникартой. Ок?
- Эф пять, Слон! Эф пять! - Улыбка в голосе Буэндоса была хорошо ощутима, когда он намекнул на порядок подтверждения команд, принятый внутри клана. 'Услышал команду - нажал F5' - непреложное правило, так тяжело дающееся новобранцам. Остальные подтвердили готовность вслед за Буэндосом.
Закипела работа. По решению Азы, я должен был стрелять последним, поэтому немедля принялся рыть раздел настроек, в поисках описания работы миникарты.
То, что положение наших танков отображается на ней - было видно и так. Меня же интересовала возможность нанесения на миникарту положения вражеских танков. Оказывается - это было возможно. В описании команды сообщения 'атакую!' было упомянуто, что данные о положении атакованного вражеского танка немедленно отображаются на карте, а контуры его силуэта подсвечиваются в поле зрения прицела, для всех союзных танков. До тех пор, пока он не скроется из видимости, более чем на три секунды. Уже хлеб. Попробуй, разгляди танк в прицеле. Это на стрельбище, на ровном как стол поле, он предстанет перед тобой во всей красе. А если вся местность изрезана морщинами как лицо старухи колдуньи, из детских сказок? А если он в укрытии? Конечно, опытный охотник и по положению кончика рога над кустами, может определить, как стоит олень. Но я бы не рисковал полагаться на наш опыт. Его ещё проверить надо. Подходит ли?
Первый же пристрелочный выстрел, прозвучавший рядом с моим танком, живо напомнил мне, что крышку люка всё же лучше закрыть. Звонкий акустический удар жёстко встряхнул меня, ворвавшись в моё тесное обиталище под бронёй. Пришлось лезть, наполовину оглохшему, матерясь как сапожник и не слыша самого себя, что бы отрезать бронёй канонаду снаружи. Выглянул, смотрю - все, со страдальческими лицами выглядывают, за крышки люков хватаются. Увидали друг-друга, переглянулись, захохотали. Всех оглушило, как карасей в пруду. Всем досталось. Никто вовремя закрыть люк не догадался.
Так, наполовину глухой, продолжил возиться с мануалом и с трудом услыхал голос Азы в наушниках. Слышно его было как сквозь вату.
- Теперь Слон. Твоя очередь. Напротив тебя скала. Видишь дым там? Там же, смотри, серый камень на самом верху. Слон?
Я поспешно ухватился за 'джостики' прицела. После освоения этих многокнопочных рукояток управления, называть их по-другому уже язык не поворачивался. Прильнул к прицелу и попытался найти то место, о котором только что говорил Аза. В поле зрения медленно плыли верхушки деревьев, крутые склоны, поросшие выгоревшей травой, камни. А, вот и клубы дыма. Сквозь разрывы в их плотном пологе трудно было что либо рассмотреть, но, вскоре порыв ветра взметнул чёрно-серую пелену и стал виден громадный валун, на самой вершине. Его обожженный, почерневший бок, явственно свидетельствовал, об успешной стрельбе моих предшественников.
- Вижу. Камень вижу. Следы попаданий тоже.
- Фугас заряжай.
- Секунду. Принял. - Немного посидел, соображая как переключиться со одного типа снарядов на другой, потом, привычным движением, щёлкнул кнопкой '3' на клавиатуре. За стенкой, внутри отгороженного от меня пространства раздались звуки работы механизмов и сочное чавканье, с каким закрылся замок орудия. В поле прицела подсветилась иконка осколочно-фугасного боеприпаса.
- Готов!
- Огонь!
Рявкнула пушка, плюнув снарядом в направлении цели и, заставив танк присесть от натуги, в попытке сдержать орудийную отдачу. На месте валуна вспухло облако разрыва.
- Есть! Попал!
Тут же, снаружи взревело с ужасающей мощью орудие САУ, а спустя десяток секунд деловитый голос Дакатаны доложил
- Попала. В общем, примерно так же как я и ожидала.
- Тань, а тебе не пришлось перед выстрелом как-то пушку подготовить? Опоры какие-нибудь установить, данные о местоположении ввести?
-Да ну! Я тебя умоляю! Какие там данные - просто переключилась в снайперский режим, а там - как обычно. Зелёная линия расчётной траектории, зелёный овал сведения. Подожди, пока он сократится до минимума и стреляй.
- Даже так? - Я хмыкнул озадаченно. Насколько я понимаю, для того, что бы артиллерия работала с такой простотой, на каждую машину должен работать далеко не слабый вычислительный комплекс и просто дикое количество внешних средств обеспечения. Начиная от спутника, картинку которого видит артиллерист в снайперском прицеле, до кучи сканеров, дающих артиллерии предельно точную картину всех неровностей местности. Начиная от угла наклона места, на котором остановилась САУ и заканчивая размерами отдельно стоящего валуна, оказавшегося на пути снаряда. - Ладно, примем к сведению.
Следующая четверть часа пролетела как одно мгновение. Мужики, стаей обезьян носились по боевым машинам, помогая друг другу настроить связь и управление. Дайкатана же, пользуясь естественными привилегиями гендерной принадлежности, спокойно и прилежно изучала руководство по доставшейся ей технике, благосклонно принимая помощь товарищей, то и дело забегавших к ней 'на огонёк'. Я тоже заскочил, быстро показал как вносить новую информацию о противнике на миникарту, позубоскалил по поводу 'девичьей светёлки', за что был назван 'язвой'. Ну, а как было удержаться? 'Обитаемый отсек' у Дайкатаны был не в пример больше танковых. Выкрашенный изнутри в белый цвет, он был похож на узкий и длинный пенал. В передней части которого были приборы управления и наблюдения, а позади было пустое пространство с узким откидным топчаном, закреплённым на стене. Ну, что ж. Артиллеристы всегда жили с большим комфортом, чем прочие.Кстати, изнутри было видно что крыша рубки у САУ Дайкатаны совсем не из тента, как можно было подумать снаружи, а совершенно неотличима по материалу от стен.
В этой суете как-то незаметно отложилась информация о появившейся на экранах полосе ожидания, дающей отсчёт времени до начала боя. Втихомолку, я даже порадовался, такой бешеной активности. Она не давала никому погрузиться в эту тягостную пропасть ожидания боя. В такие моменты всякая чушь может лезть в голову и подтачивать решимость. Лучше уж влетать в бой так, словно он просто очередная простенькая задача, которую надо решить немедленно, потом ещё одну, и ещё... И так - до самого конца. Сначала думаем как доехать до позиции, потом - как поразить первую цель, далее - как избежать ответного огня, и так, наслаивая одно решение за другим и нужно одолевать этот круговорот огня, стали и смерти что зовётся боем.
Когда до начала боя осталось пять минут, практически вся подготовка закончилась. Мы с Азой, молча, сидели на броне моего танка, закончив спор о вариантах настройки боевого интерфейса. Раздолбай показался из раскрытого люка боевой машины Буэндоса. Навалившись грудью на край, он растопырил локти в стороны, собираясь силой вытянуть себя из люка. Буэндос скептически смотрел на башню 'лунохода' Азы, словно примеривался к прыжку с крыши рубки Объекта, на которой он сейчас находился. Дайкатана тоже выглянула наружу. Опираясь скрещёнными руками на край люка, она задумчиво смотрела куда-то вдаль.
Миг тишины. И это миг был нарушен оглушительным звуком рвущейся ткани, как будто великан решил порвать шёлк летнего неба на куски. Разноцветные всполохи пробежали по своду небесному, словно полотнища света северного сияния сдёрнули с полярного небосклона, что бы украсить ими небо над нами.
На пространстве базы, которое отгораживала виртуальная белая лента, видимая только в прицел, в воздухе возникло два ряда черных проёмов. Они виднелись буквально секунду, а затем их заволокло белой дымкой. Словно бы на мороз вынесло поток горячего воздуха из бани. В лицо пахнуло холодным ветром. А клубы белого тумана сгустились и накрыли тесную группу наших машин. Я нырнул во внутрь своего танка, вниз головой, успев подумать, что поневоле стал перенимать манеры настоящих танкистов. Говорят, что именно так они и занимают свои места по тревоге. Краем глаза успел заметить, что остальные кинулись делать то же самое.
Кувыркнувшись, собрав коленями и локтями все железные углы, шипя от боли, я полез к приборам наблюдения не забыв захлопнуть над головой, надёжный колпак крышки люка.
Порывы ветра сносили белёсую, таявшую на глазах дымку, в сторону. Освобождаясь от её покрова, подобно мифическим чудовищам фантастического боевика, на поляне медленно проявлялись рублёные контуры танков.
Началось. Первой стала ясна различима тёмно-серая громада Е-75, творение тевтонского гения, никогда не бывшее на полях сражений, здесь оно было явлено во плоти, и чутко пошевеливало пушечным хоботом, словно принюхивалось в поисках жертвы.
Из той части облака, что ещё не успело сдаться натиску ветра, вырвалось что-то юркое, поджарое и понеслось в сторону съезда с холма. Я даже задумываться не стал, как та сороконожка, которая просто семенит своими бесчисленными ножками, никоим образом не заботясь о порядке их перемещения. Просто идёт, по своим делам. Так и я - не успел ничего подумать, как пальцы сами тронули нужные кнопки, а ладони - легонько двинули прицел в нужную сторону. Т30 мягко тронулся и поплыл вперёд. Башня, не менее плавно, развернулась в сторону убегавшего малыша, загоняя его в поле зрения. Т-50-2, лёгкий танк-разведчик, нёсся как угорелый и вскоре скатился с вершины холма, направляясь прямо к центральной дороге. Я успел испытать недоумение от его действий, смешанное с интересом. Подумал, что раз бой ещё не начался, его должны остановить. Но как? Всё оказалось просто. Как только Т-50-2 приблизился в выезду, так его узкие гусеницы бессильно замерли, бессильно взрыв землю и разбросав куски дёрна по округе. Танк проволокло несколько метров по инерции, слегка развернуло и, он застыл, накренившись на один бок. Понятно. Не забалуешь.
- Ты видел? - Голос Буэндоса толкнулся в уши, отвлекая.
- Да. Похоже, ему движок отключили.
- Я тоже так думаю. Выходит, просто так по просторам не покатаешься? Только во время боя?
- Кто его знает. Посмотрим.
- Предлагаю определиться с планом действий на бой. Слон, ты как? Мысли есть? - Аза вмешался в наш разговор, переключая внимание на более актуальную тему.

ЗЫ:
на оффорум тоже выложил
Tags: художественное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments