john5r (john5r) wrote in world_of_tanks,
john5r
john5r
world_of_tanks

Как раздвоилась сталь.

Долго ли, коротко ли, а я родил сказку. Давным-давно, еще до ввода американцев и французов, до появления ЛТ-5 и САУ-8, до Линии Зигфрида и Эль-Халлуфа это было, в незапамятные времена.

- Товарищ капитан, новую пушку доставили! - Выкрикнул дежурный. Товарищ Сухов кивнул ему и повеселел - ну, дожили, будем теперь врага рвать, как Тузик грелку. Он спустился по лестнице, вышел через черный ход прямо в ангар и обомлел. Рядом с его ИС-4 лежало здоровенное бревно С-70. У наполовину разобранной башни курили умотавшиеся вконец ремонтники. К пребывающему в задумчивости капитану резво подскочил курьер с кипой бумаг.
- Где галочки, подпись поставьте.
- Товарищ, вы что нам доставили?
- Что заказали, то и доставили, - обиделся курьер. Все по спецификации - пушка танковая С-70, одна штука.
- Она же не влезет к нам в башню!
- Ну извините, - развел руками курьер. - Это не к нам вопрос. Мы только доставка. Утром деньги, вечером пушки.
- Ничего не подпишу.
- Ах так, - курьер нехорошо сощурился. Будете иметь дело с начальством.

Как ни странно, этого не случилось. Никто из варгейминга не пожаловал на базу, С-70 так и осталась лежать в ангаре, а на ИС-4 установили Д-25ТС. Через два дня скандал повторился - соседи по базе не смогли поставить на "Фердинанд" свежекупленный маусган! Дотошные немцы заранее сверили все по схемам до миллиметра, но оказалось, что чертежи нового орудия были выполнены в чуть меньшем масштабе!

Среди лучших экипажей нарастало недовольство. Столько боев накапливать опыт и впустую? Парамон Нилович на вечерней политинформации заявил, что "нельзя впихнуть невпихуемое" и почти все с ним были вынуждены согласиться. Не согласился, но промолчал фельдфебель Гёдель. "нельзя впихнуть, говорите...," - думал он. А что там мне рассказывал о квантовой механике дядя Курт?

На следующий день Гёдель пошел в русскую казарму. Реализация идеи в железе не могла состояться без рук базовского "левши" прапорщика Лескова. Тот, впрочем, выслушал педантичное изложение технического задания без особого энтузиазма.
- Гуго, не берись ты, не связывайся. У нас же, сам знаешь, гайку не отвинтить не по ремонтному регламенту - моментально приедут эти... упыри в комбезах. Я лейтенанту Федорову в боевое отделение всего-то пару уголков приварил, чтобы планшет всегда перед глазами был, так явились и срезать заставили. Спрашиваешь у них - чем, мол, разгневали, ваши сиятельства? Так одни говорят "неисторично", другие в "деконстыляции" обвиняют. Я и знать не знаю, что за деконстылляция, а выходит, нельзя.
- Николай. Я перечитал юридические, как это, Unterlagen. Систему можно сделать даже из утиля, его использование не запрещено. Целостность деталей vom танк не пострадает. Оплетка детали по периметру подпадай под пункт 5.3.2. "Окраска и декорирование".
- Гуго, ты был, есть и будешь буквоедом. Попадемся - не помогут тебе твои пункты.
- Николай, я соблюдаю все правила. - Гуго начинал раздражаться. Что за черта в этих русских, не читать законы и думать, что любая власть всесильна?
- Да черт с тобой, Гёдель. Не корысти ради, как говорится, а на чертежи твои посмотреть интересно. Вечно вы, немчура, мудрить горазды.

Через четыре дня был готов первый образец "Герэтетайлера" GTeiler Ausf.1. Лесков предпочитал называть его просто "браслетом". В качестве источника питания взяли стоковый дизель от полуразобранного КВ, электропроводку собирали с бору по сосенке - подспорьем стали кабельные трассы, валявшиеся на хоздворе со времен перекладки в связи с расширением базы. В готовом виде "браслет" выглядел, как два кольца кабеля, регулируемых по длине, к одному из них тянулся провод питания. От пульта отказались по предложению Лескова.
- Гуго, чем сложнее, тем ненадежнее, пусть будет два состояния - "Вкл" и "Выкл", остальное - от лукавого.
- Gott, вздыхал Гуго, я будто собираю детекторный приемник на уроке физики...

Лейтенант Фюрст не скрывал своего раздражения.
- Фельдфебель Гёдель, Вы хоть понимаете, чем могут нам грозить Ваши... эксперименты? Вас, кажется, от боев еще не отстраняли, так за этим дело не станет. Пойдете в русскую казарму, попаритесь в бане.
- В бане, герр Лейтенант?
Фюрст отмахнулся.
- Не обращайте внимания, просто выражение. Так Вы говорите, что появляется возможность поставить в "Фердинанд" топовое орудие?
- Так точно, герр лейтенант.
- И Вы предлагаете рисковать пушкой стоимостью 300 000?
- Осмелюсь доложить, герр лейтенант, мы испытали систему на пушках на складе. Стоковые орудия Тигра и ИС-1 сохраняли работоспособность.
Фюрст прищурился.
- Вы же из них не стреляли, Гёдель. Затвором клацнули и все? Выстрелы на базе вам бы скрыть не удалось.
Гуго сглотнул.
- Я уверен, господин лейтенант, проблем не возникнет.

Вечером к Фюрсту зашел командир ИС-4 товарищ Сухов.
- Отто, на два слова.
- Геноссе Сухов?
- Отто, ко мне тут пришел подчиненный, рассказал про некий "браслет", изготовленный и хранящийся на вашей части базы. Одолжи на пол-дня? С-70 иначе не поставить.
Фюрст на секунду задумался.
- Изволь! Пожалуйста, берите, ставьте! Я умываю руки, в случае чего - это русские проводят испытания невесть чего в боевой обстановке!
- Лечи нервы, "геноссе", - рассмеялся Сухов. - что за взрыв эмоций? Ну свинтили наши хлопцы такую штуковину, сработает - на пользу пойдет, не сработает - один бой погоды не делает.
- Говорю же, изволь. А я не забыл, что обещали про все вундерваффе. И чем это кончилось.

- Рядовой Степанов, на время боя Вы отправляетесь в боевую комнату.
- То есть.... так точно, товарищ комиссар! - У Сергея голова пошла кругом. ИС пойдет в бой без заряжающего? На него автомат поставили? Но он будет только у французов, не раньше следующего года. Он прошел наискосок через весь ангар и не сразу заметил новую небольшую табличку, не табличку даже, картонку с наскоро выведенным текстом "Боевая комната". За дверью оказалось небольшое помещение с минимумом мебели в одном из углов. А прямо напротив двери всю стену занимал торчащий почти на два метра казенник танковой пушки! Рядом были сложены заряды и снаряды. Не веря своим глазам, Сергей подошел к стене и стал ощупывать стык. По всему периметру сочленения орудия со стеной проходил тонкий многожильный кабель, ничем на первый вгзляд не закрепленный, но намертво держащийся на поверхности металла. Тут на столе ожила рация.
- Сергей, бронебойный заряжай!
Всю рефлексию как рукой сняло. Он вложил снаряд в канал ствола, дослал его вручную, следом гильзу с зарядом и крикнул "Готово!" Через секунду затвор открылся, и на кафельный пол выпала пустая гильза, в комнату влетел сноп порохового дыма. "Вентиляцию бы получше", подумал Сергей, хватаясь за следующий снаряд.
В то же самое время наводчик танка не без ужаса смотрел на разверзшееся рядом с ним темное ничто, непроницаемую плоскую черноту среза пушки. И Гёдель, и Лесков объясняли, что касание этой поверхности безвредно и попасть "внутрь" не получится, но Пётр Лавров, бывший электромеханик, знал точно - если где-то есть миллион вольт, то может и долбануть!

Встречать ИС собрались практически все свободные от боев. Танк вырулил на середину плаца. На скулах башни и лобовой броне сверкали содранной краской следы от попаданий. В люке механика-водителя темнело сквозное пробитие.
- Их мехводу в лазарете надо абонемент оформить. - Заметил кто-то.
Из командирского люка появился сияющий товарищ Сухов.
- Ну где он? Где орел мой, заряжающий?
Как откатались-то, Федор? - Крикнули из толпы.
Сухов собрался было ответить, но тут скосил глаза, заметил что-то и, ничего не говоря, просто махнул рукой в сторону штаба. Оттуда, чеканя шаг, два караульных на церемониальном блюде несли серебряную косу.
- Восемь фрагов, шесть ваншотов! - Пояснил добравшийся до танка Сергей.
Командир "Фердинанда" Флемминг подошел к Гёделю и потянул его за рукав:
- Гуго, сколько тебе надо времени, чтобы сплести еще один такой же?

А вот теперь визита высокого начальства из Варгейминга долго ждать не пришлось. По традиции, прибывший высокий чин предпочел общаться с комиссаром Котятко на свежем воздухе.
- Господин Котятко, Вы, надеюсь, прекрасно понимаете, что учиненное Вашими подчиненными... мягко говоря, нарушает правила проекта?
- Никак нет, товарищ Шторм, не понимаю. Мы хоть и не юристы, но в правилах рабираемся.
- Да-да, Вы будете мне говорить про пункт 3.5.2. Правовую казуистику оставьте для гражданских судов.
- Какой пункт? - не понял Парамон Нилович. - Вы что, опять подслушали что-то?
- Господин Котятко, это к делу не относится. Факт тот, что произошло самовольное вторжение в принципы использования технических средств проекта. И за это надо бы всех тут... не похвалить. Но, с другой стороны, инициатива Ваших танкистов позволила устранить один из недостатков проекта. А за это надо бы их похвалить и даже поощрить. Так что плюс на минус дает, в общем-то, ноль.
Комиссару нестерпимо захотелось напомнить менеджеру кое-что из школьного курса математики, но он сдержался.
- Хочу при этом отметить, господин комиссар, - продолжал Шторм, - Сам факт таких технических выкрутасов нас серьезно обеспокоил, и при их использовании за рамками паспортных спецификаций танков спуску мы уже никому не дадим. Читерство у нас, знаете ли, невозможно.

Вечером Гуго Гёдель отодвинул от себя тарелку. Руки от работы так тряслись, что удержать приборы не было никакой возможности. "Это все убивает меня", думал он, тупо гляда на раструбы вентиляции на стене. Тут к нему подсел командир Т-54 Прокопченко:
- Гуго, а если такой на люк боеукладки прикрутить, будет работать? А то по паспорту 50 снарядов, а семь положить некуда, не помещаются...
Tags: околоигровое, художественное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments