kleineslon (kleineslon) wrote in world_of_tanks,
kleineslon
kleineslon
world_of_tanks

Сам погибай, а товарищ .......

Ссылку на пост, в коем уважаемый Гюнтер объявлял конкурс имени самого себя не нашёл. Но - в ту степь, и по мотивам реальных остросюжетных событий, как грится, а такоже исключительно случайными совпадениями руководствуясь, написал я давеча сказку. При написании сказки, ни один олень не пострадал. 

Шум в ушах, после  выстрела КвК 46\L70, злобно рявкнувшей на очередного китайца, ползущего в гору, мог быть перебит только медным лязгом вылетевшей гильзы. Адельфрид Шван, командир чуда германской инженерной мысли по имени Löwe, привычно встряхнул головой, изгоняя шум и, припал к окулярам,  дабы оценить результаты выстрела. Тип-59 грустно чадил в двух шагах от непростреливаемой зоны. Тандем двух донаторских танков работал исправно, наглухо перекрыв въезд на стратегическую точку Рудников.
- А всё-таки они молодцы, эти русские - тепло подумал командир грозной машины, о взводном КВ-5, исправно останавливавшем спешащих вверх китайцев. От КВ, мысли сами собой перескочили на вчерашний вечер в русском ангаре. Много чудесного и познавательного открылось вчера молодому штабсфельфебелю.  "Стакан водки - не доза", "Береги стату смолоду", "Угловик любит лесенку, штурмовик - хардкор", "Весь фокус - в "фокусе"" и множество тому подобных мудростей. Самыми ценными были конечно же советы и наставления по тактике, которые Парамон Нилыч Котятко вместе с легендой германского ангара Гансом Шмульке, наперебой сыпали, в доверчиво распахнутые уши молодого фельдфебеля. Эти асы танкового боя, наперебой цитировали изречения незнакомых авторов трактатов по тактике, поражая своей эрудицией. Пастор, Джов, Сербог, Самуэль, Кляйнеслон, Сунь-цзы - кого только они не  упоминали в своём водопаде мудрости. Адельфрид честно пытался запомнить всё. Но запомнил только одно изречение поразившее его душу рыцарским духом и благородством:
"Сам погибай, а товарища выручай."
Наверное, он смог бы запомнить всё, но судя по шуму в голове, лёгкой тошноте и жажде - что-то ему помешало.
Между тем, в горячка первых минут боя прошла, в боевой активности наступила пауза и пришло время оценить обстановку по миникарте. Штабсфелльдфебель Шван поморщился, изгоняя очередной приступ головной боли и с силой нажал кнопку "М" на стенке башни. Белая, под цвет внутренней стенки башни, крышка крохотного планшетика послушно откинулась, явив взору миникарту.
По имеющимся на текущий момент сведениям, бой развивался достаточно успешно. Противник прочно укоренился на острове, силами одного среднего и одного  тяжёлого танка и их сейчас кропотливо ковыряла наша артиллерия. Два китайца догорали на горе, наглядно демострируя миру срыв попытки овладеть стратегической точкой.  Остальных танков, пришедших к горе не было видно, лишь в под скалой в деревне, в квадрате Д7 было обнаружено присутствие ИС-7 и Е-100. 
Наши силы распределились в основном на левом, фланге и по центру. Под камни у подъёма вжался топовый француз, чьё обозначение Шван никак не мог запомнить. Со стороны деревни же - сияла лишь одна зелёная отметка. 
"Сам погибай, а товарища выручай!" - вихрем пронеслось в голове молодого командира.
- Давайте в обход, к деревне! -  радостно прокричал штабсфельфебель Адельфрид Шван - Ведь мы же умеем в тактику, правда, камрады? 
Дружное ответное "Й-ааа-аа" порвало эфир как промокашку и, всколыхнуло древние сосны далёкой Японии, под чьей сенью подрастали неведомые ещё миру, юные японские танкисты. Они как раз сидели в шлемофонах, коротких шортах и гольфах и напряжённо слушали эфир, в поисках боевого клича, с которым не стыдно будет составить конкуренцию матёрым танкистам  прочих веток развития. 
Фельдфебель, потомственный радист и просто тевтонский барон Раймунд Морзе Юнгст, поспешно связался с союзным КВ-5, выделенным командованием для защиты стратегически важных Рудников, в составе гвардейского взвода донаторов. Его лицо выдавало нешуточное напряжение, с каким он втолковывал замысел командиру соседнего танка. Наконец, оно озарилось радостью и радист, найдя взглядом подбородок командира радостно закивал, давая понять что дело сделано.   И действительно - угловатая, головастая, покрытая шишками малых башен махина "русского мажора" сдвинулась с места и бодро покатила в обход горы, к одинокому Е-100. Этот грозный и могучий монстр держал выход из  деревни один, перекрывая врагу подступы к первой базе.
С этим КВ-5, судьба и командование свели в один взвод не задолго перед боем, и экипаж Лёвы долго не мог понять, почему так долго заразительно ржал командир экипажа КВ-5, после процедуры знакомства,  сопровождая смех странной присказкой "Я вас научу дедушку Крылова любить!" добавляя в конце трудноуловимое короткое слово из трёх или четырёх букв. 
Штабсфельфебель Шван, до сих пор, испытывал недоумение время от времени, не в силах найти причину для смеха. Странное всё-таки у русских чувство юмора. 
 Меж тем, Löwe уверенно разворачивался ведомый твёрдой рукой механика-водителя  оберфельдфебеля Оскара Кребса.
Наводчик, оберфельдфебель Доминик Хехт демострировал большой палец,  соообщая что на его участе всё в порядке и могучая пушка готова к бою.
Лишь заряжающий фельдфебель Генрих Фильц, сидел с печальным лицом и с тоской глядел на снаряды. Впрочем - так было всегда и обращать на него внимание не стоило. 
КВ-5 уверенно шёл вперёд не давая себя догнать. Отставание было не слишком значительным и, поначалу Адельфрид не сильно беспокоился. "Пока ещё дождёмся момента для атаки - быть может, вообще полбоя простоим пока пара вражеских топов рискнёт вылезти из-за скального гребня для атаки. Сейчас доедем, встанем с комфортом, будем бить по гусеницам, давая Е-100 возможность нанести решающий удар и прикрывая его огнём во время перезарядки." Так думал командир Льва, наблюдая за обстановкой.
Если хочешь рассмешить бога - расскажи ему о своих планах.
"Сотка" оказалась вооружена маусганом и Шван даже порадовался - ему казалось, что в данных условиях она даже получше будет. Недолгая была радость. Завидев приближающегося КВ-5, "эстонец" так бодро полез вперёд, под стволы самых мощных вражеских танков, что КВ даже слегка вильнул от удивления, а в эфир полетело то самое короткое слово которое никак не мог разобрать штабсефрейтор.  Впрочем, КВ быстро справился с собой, и рванулся вперёд, что бы поддержать огнём самый мощный танк своей команды.
Шван успел пожалеть о своей медлительности, ведь он не успевал помочь товарищам, которые уже пошли в атаку.
Рано. Не показав даже и носа из-за камня, за которым столи вражеские танки, наш Е-100 быстро откатился назад и, бедный, благородный  КВ-5, так отчаянно старавшийся поддержать лидера команды, мгновенно сгорел. Вспыхнул как свечка под синхронным ударом вражеских "семёрки" и  "эстонца". 
Чёрное отчаяние окутало серде Адельфрида. А наводчик, оберфельдфебель Доминик Хехт, даже стукнл кулаком по казённику любимой пушки и закричал в сердцах:
- Зачем, ну зачем отошёл назад Е-100! Ведь у него уже был помошник, и второй был  буквально в двух шагах! Втроём - мы бы разнесли всех. Может он просто ошибся, или залагал? ведь такое часто бывает, по уверениям старых танкистов. Вроде бы и вчера такие случаи вспоминали.
Вероятно, оберфельдфебель был прав, поскольку Е-100 остановился и, завидев спешащего на помощь Löwe, снова бодро полез вперёд. Над вражеским "эстонцем" засиял маркер арты, намекая, что ситуация под контролем и сверху всё видят.  Дерзкий план родился в голове Адельфрида.
- "Сам погибай, а товарища выручай!" - вот истинное благородство воина.  Нужно вытягивать их на себя, под огонь нашего "эстонца"  и артиллерии. - Подумал Шван.
Не останавливаясь, с разгона, Löwe проскочил жалкие метры простреливаемого пространства и занял позицию за корпусом сгоревшего многобашенного монстра, развернув башню в сторону противника. Медленно сужался зелённый круг сведения орудия, а сердца экипажа трепыхались вспугнутыми перепелами от напряжения. 
Дождавшись полного сведения, Шван вежливо и, почему-то шёпотом, попросил Кребса подать корпус танка буквально на полметра вперёд. Кребс кивнул, уронив с залитого потом лица несколько капелек на колени и, осторожно потянул рычаги. Löwe качнулся.  В поле прицела, только что заполненного обгоревшим боком нашего танка, медленно вплыл нижний броневой лист вражеского Е-100.
- Feuer!
Выстрел грянул, высек искры из НЛД танка противника, слегка заползшего кормой на скалу. Löwe сразу же качнулся назад, сопровождаемый дуплетом врага, ударившим в его укрытие.
-Непробил.
Экипаж тяжело дышал, на неудачу даже не обратили внимания, настолько сильно овладело всеми напряжение. Живы - и ладно.
Лишь один, заряжающий фельдфебель Генрих Фильц с печалью впихивал очередной снаряд в зияющее нутро казенника. 
- Повторим! - В голосе Адельфрида звенела сталь. Могло ли быть иначе, ведь сам он был из Стали.
И они - повторили. Раз, ещё раз, и ещё раз! До тех пор, пока очередной снаряд не сбил таки гусеницу "семёрке", последующий пробил  броню надменного Е-100.
Всё это время лидер нашей команды бескойно ерзал на месте, ожидая появления вражеских танков. И - дождался. Раздражённые наглым и неуязвимым Львом, танки противника двинулись вперёд. Löwe буквально танцевал за корпусом сгоревшего КВ-5, обманывая наводчиков противника и выгадывая время для союзного Е-100, ради выстрела которого и было всё затеяно.  Однако - этого выстрела всё не было и не было. Уже пронёсся мимо снаряд вражеского Е-100, а выстрела нашего тяжёлого танка всё не было и не было. Маркер артиллерии тоже не загорался на доступных и неподвижных целях. Шван удивился и, на секунду, отвлёкся от наблюдения за противником, пытаясь понять чем занят союзный танк. Увиденное его потрясло - тот отходил! Будучи в полной безопасности, поскольку башни вражеских танков были развёрнуты в совершенно другую сторону, наш Е-100 отходил ещё лдальше за камень, надёжно отсекая любую возможность огневого контакта как от себя так и от противника.
Ситуация становилась критической. Враждебный ИС-7 продвинулся слегка к корме  сгоревшего КВ-5, за которым прятался храбрый Löwe и попытался попасть ему в край башни.
Промазал. Качнувшийся в другую сторону Löwe скрылся за укрытием, вражеский снаряд прошёл мимо, а штабсфельдфебель с удивлением осознал, что танк не потерял ещё ни единого хитпойнта. И это ещё не всё! Вражеская "семёрка" подставилась, она вылезла уже слишком далеко, что бы остаться безнакаанной, надо бы только её закрепить в этом положении и наши...
Löwe откатился назад и всадил снаряд в гусеницу ИС-7, заставив того замереть на месте. Рискованый манёвр положил конец удаче и снаряд калибра пятнадцать сантиметров оставил от полоски жизни жалкий красный огрызок. 
Вражеский ИС-7 беспомощно стоял на месте, торопливо отводя башню в сторону лидера нашей команды, но тот не стрелял, а лишь старался получше прятаться за камень.  Шван, с горечью скомандовал в очередной раз 
- Feuer!
Снаряд Löwe послушно вошёл в двигатель  ИС-7 и, на этом бой для храбрецов закончился, поскольку осмелевший "эстонец" врага, видя полное бездействие своего тёзки из противоположной команды, смело пошёл в атаку, прикончив попутно недобитого пока наглеца. 
Вечером, тяжёлое молчание царило в германской казарме, прерываемое лишь тяжёлыми вздохами и характерным бульканьем разливаемой жидкости. Это не понравилось русскому комиссару, но он лишь молча присел на табурет и возглавил процесс. Спустя пару стаканои и хриплый выдох, Парамон Нилыч произнёс:
- Не печальтесь, камрады, у всех бывают ошибки поначалу. Бывает.
Печаль в глазах Адельфрида был столь велика,что можно было принять его за Фильца. Он посмотрел на своего русского наставника, и  с таким надрывом заговорил, что у старого танкиста аж защемило сердце:
 - Вы же сами говорили герр Котятко - "Сам  погибай, а товарища  выручай!", и это есть высший военный смысл и доблесть, особенно... особенно... 
Оберфельдфебель Доминик Хехт торопливо зашуршал листочками записной книжки, под внимательным взглядом русского коллеги, чей взор был полон жалости и сочувствия.
- Эх, ты... Шван ты мой белокрылый, я ж тебе говорил, это правило - для ротных боёв при раше и тактически грамотном угловании. В рандоме закон другой:
"Сам погибай, а товарищ - ........" 

.....рас ...рас ...рас торопливо откликнулось гулкое эхо

Tags: художественное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments