Erwin Rattenfänger (bf_109e) wrote in world_of_tanks,
Erwin Rattenfänger
bf_109e
world_of_tanks

Уютный вечер в Коммуночке, или Знакомые все лица

Ну мы помним, что сказал Серб. Это ТЫЦ и ТЫЦ. Я давно хотел написать сочинение о нашей коммуночке, а тут такая тема... Вобщем, встречайте. Много текста, много буков, картинок нет, но если нарисуете - будут.

____________________________________

Заходящее солнце бросало последние лучи сквозь тучи, постепенно затягивающие горизонт для тех, кто не удалил свои скайбоксы. Постепенно оранжевый закат потускнел, и в Энске зажглись уличные фонари – начинался обычный вечер, ничем не примечательный. Случайного прохожего могли, конечно, напугать заунывные мяукания ирбисов, заселивших пустые собачие будки на окраинах Энска, но к этим звукам жители и завсегдатаи локации давно привыкли. Колония голубых ирбисов была малочисленной и безобидной, а самих животных постановлением горсовета Энска занесли в Красную Книгу и тщательно оберегали, устраивая время от времени профилактические троллинги.

Тем временем в свете ночных фонарей было видно, как народ постепенно стягивается на улицу Рунетских Коммунаров. Лязг гусениц, пыль и переругивание танкистов за парковочные места было слышно за три квартала – особенно матюки тех, кто решил похвастаться ещё нецарапанной бронёй своего нового ТТ-10, и теперь с трудом вписывался в свободные парковочные места среди "брелков" и "светляков". От визгливых матюков в соседнем кирпичном сарае начали завывать собаки.


- Костя, всё забываю спросить, а что это у них тут за зверинец? – Спросил своего спутника человек с взъерошенными волосами, одетый в зелёную куртку, на рукавах которой виднелись круглые нашивки с кровавыми стрелками.

- Собаки это, Слава. После того, как их патчем с будок выгнали, жежисты тут приют создали. Раздают теперь желающим в специальных фиксах. - Ответил ему парень в чёрной кожанке с вахтёрскими лычками кровавого оттенка под клановой нашивкой с лосём, насилующим танк. – Впрочем, один из наших будущих патчей будки заколотит намертво, даже не знаю, куда тогда бедным животным податься…

Оба замолчали и шли некоторое время молча. Их обогнало трое танкистов, на ходу снимающие с воротника петлицы с молниями и прячя их в карманы.

- Костя, ну а это что, фашисты? Эсэсодрочеры?

- Да какие там фашисты… - Гоготнул Костя. – Обычные двачеры, видели десятый гет и всё такое. В душе сродни совкодрочерам – и те, и те никак не могут смириться с потерей своей уютненькой империйки. Ну да хрен с ними, уже почти пришли, давай докуривай.

Они как раз завернули за угол, их взору открылась цель и ихнего похода, и стремлений других танкистов – над входом в один из домов зазывно мигала неоновыми огнями вывеска "Коммуночка "У Форточника". Неподалёку от входа на отделённой белой разметкой с желтой штриховкой, под знаком "Только для п/т "Зависти школоты" стояли два "Сомуа" – один фиолетового, второй зелёного цвета. "О, наши куклоёбы уже здесь!" – хмыкнул под нос Костя, и вместе с Славой, минув огромный плакат, вошли в дом.

"В рамках Недели Шушпанцера в Коммуночке – творческая встреча с известным российским писателем-фантастом! Авторские чтения популярных и новейших текстов, раздача автографов!" – гласил плакат. Идя по длинному коридору с арочным сводом, Костя и Слава заглянули в пресс-зал – на сцене упитанного вида рыжий усач читал свой действительно новейший рассказ о подвигах Ганса Шмульке. Аудитория, средний возраст которой не превышал 19 лет, с раскрытыми ртами ловили каждое слово выступавшего, и было ясно, почему на подходах к городу было припарковано столько тракторов. Хмыкнув, оба визитёра продолжили свой путь и, толкнув тяжелую дверь, оказались внутри Коммуночки.

Было шумно, накурено и уютненько. На стенах в рамочках висели удачные скриншоты боёв, на специальных креплениях под потолком были развешены пережатые текстуры. Дубовые столы с массивными дубовыми лавками стояли вперемешку с хай-тековской мебелью, лампы накаливания делили простор со свечами и керосинками, и во всём этом хаосе всё же чувствовалась некая система – от общего убранства до организованной тусни кружками по интересам.

Центральное место на огромной стене, увешанной оленьими рогами, занимал огромный банхаммер, покрытый кровью, ржавчиной, пылью и немного заплетённый паутиной. Над банхаммером висел портрет, написанный в стиле японского лубочного аниме, изображающий залихватского вида мужчину в тёмных очках. Изображение на портрете до боли походило на одного из завсегдатаев заведения, который сидел в дальнем углу и потягивал сквозь трубочку какой-то коктейль из высокого бокала. За ним уже клубилась темнота, из которой время от времени доносился какой-то лязг, приглушенные стоны и смех: судя по всему, там нерфили арту.

В то время, как Слава пробирался к барной стойке заказать себе пива у хозяина заведения, который стоял в окружении бутылок, погруженный в собственные мысли, Костя пошел к столику, за которым сидела удивительно разношерстная компания: какую-то байку, активно жестикулируя, травил парень в синей униформе армии Аместриса, то и дело поправляя очки и поглядывая на свою спутницу, одетую в готическое платье фиолетового цвета с белыми крестами на подоле. Напротив сидела не менее интересная парочка – угрюмого вида мужчина в мундире цвета фельдграу и восторженная девушка в зелёном платье с ярко выраженной полихроматией; воздух вокруг неё, казалось, был полностью десуфицирован. Немного в стороне в экран ноутбука смотрел здоровенный зелёный кот с чёрной повязкой на правом глазу. На нём и на обоих парнях можно было увидеть такие же клан-эмблемы, как и у Кости, но больше всего занимала внешность девушек – кроме глаз с неземным холодным блеском внимание сразу акцентировалось на том, что суставы пальцев у них из шарниров.

Впрочем, это никого не удивляло, поскольку вокруг было полно и других, не менее странных и интересных вещей – от барной стойки отделился оффициант, и пошел с мешком овса и ящиком пива в направлении барного стойла, за которым в компании разноцветных говорящих пони сидели люди в одежде не менее ярких расцветок. Все вместе дружно ржали над только что рассказаной шуткой, а одна из поней ещё и бодро била копытцем в пол в такт своему ржанию. Людей десять сидело возле старого грамофона, который тихоньоко проигрывал бодрые средневековые песни ландскнехтов, и слушали рассказ человека в рейтарских доспехах, который говорил о чём-то очень интересном и животрепещущем, поскольку все ловили каждое слово очень внимательно.

- И тогда я ему и пишу: клан "Мёртвая голова" с девизом "Майне эре гайсэ трой" принудительно распущен в полном составе, а себе в графе "Мёртвые головы" рисую уже двадцать четвёртую звёздочку! – последние слова рейтара, произнесённые почти со смехом, потонули в громогласном гоготе и ололокании слушателей. От шума за пустынным столиком пришел в себя Ганс Шмульке, который до этого сидел, уставившись в одну точку, и немного надрывно выкрикнул:

- Не так всё было! Не так! Зачем он так всё пишет? Зачем эти угождения школоте? Я же лучше знаю, я же сам всё видел… Зачем же так… - Всхлипнув, Шмульке всосал в себя остатки – полкружки – пива и снова разочаровано опёр голову на руку, уставившись в одну точку.

Оффицианты разносили закуску – различные яства из драконьего мяса, коим коммуна запаслась в последнее время впрок и надолго. За четырьмя сдвинутыми столами восседала внушительного количества компания с нашивками в виде карандашей на рукавах во главе с красивым мужчиной, виски которого уже тронула седина, отчего издали его волосы отблёскивали полированой бронёй. Сидящие вокруг внимательно слушали диалоги о росте процентов похуизма, способах эффективного нерфа арты, кореляции количества спасённых/пофиксеных собак, и старательно конспектировали что-то карандашами; во всяком случае так могло показатся со стороны, в реальности же на бумаге получались лишь сиськи, письки и расчленёнка.

За соседним столом маленький слонёнок, стоя над картой, сосредоточенно что-то объяснял, рисуя красные и зелёные стрелочки, активно жестикулируя и дерзко забрасывая вверх свой хобот. Здесь конспектирование велось уже взаправду, а стоящие вокруг тихо перешептывались о результатах внедрений тактических наработок слонёнка в жизнь и об яростном ногибе, получившемся в результате.

Шум в помещении постепенно повышался, и посетители заведения начали замечать, как разворачивается хохлосрач. Он был ещё маленьким, не очень плотным – полутора метра в диаметре, но в его темнеющих недрах уже начинали зарождатся молнии. Хохлосрач зарождался над головой Кости, который, стоя на столе, старательно и по пунктам что-то обосновывал; время от времени можно было услышать фразы "Роисся не может в танки", "Верните нам Крым", "бендеровцы собственными руками насиловали и стреляли", а процент людей на единицу площади неуклонно возрастал.

- Да, при НЁМ, - один из посетителей кивнул головой на портрет, висящий на стене над банхаммером, - такого не было!

При этих словах сидевший в тёмном углу завсегдатай содрогнулся, и диамантовая слезинка заблестела в уголке его левого глаза.

И никто – поскольку почти все были втянуты в какие-то свои разборки – никто не заметил, как дверь тихо скрипнула, и в зал вошел новый посетитель. Одетый в серый плащ с поднятым воротником, широкополую шляпу, он походил на карикатурного шпиона из детских романов, особенно это впечатление усиливал длинный искуственный нос, который цветом не подходил к бледному цвету округловатого лица. Таинственный посетитель, пытаясь быть как можно сдержаннее и незаметнее, подошел к стойке и жестом подманил к себе хозяина заведения.

- Мне как всегда. – Прошептал он и акуратно положил на стойку кожаный мешочек, в котором предательськи звякнуло золото.

- Как всегда… - Иронично ухмыльнулся хозяин. – Ну проходи, проходи, в ту же комнату, второй этаж…

Состоятельный гость всё так же скованно поднялся на второй этаж, зашел в одну из комнат и сел в кресло. Шляпу он снял и положил возле себя, потерев рукой несколькодневную щетину на щеках. Издали послышался хохот присутствующих в зале, и гость вздрогнул – было видно, что подлинное народное веселье вызывает у него смесь отвращения и ужаса. В это время вторая дверь в комнату отворилась, и вошел тот, встречи с кем так ждал таинственный посетитель.

На новом персонаже нашего повествования был одет длинный фиолетовый плащ, а на тёмных брюках – огромные, просто-таки шикарные фиолетовые генеральськие лампасы. Он подошел к гостю, наклонился, уперевшись руками в журнальный столик, что разделял их, и внимательно посмотрел гостю в лицо, чуть не касаясь своим носом носа бутафорского.

- Что, опять пришел? – Услышав эти слова, гость судорожно взглотнул. – Опять хочешь свою порцию получить? Ну хорошо, сейчас я тебя обработаю, век не забудешь…

Парень с генеральськими лампасами выпрямился, развернулся, подошел к окну, а потом резко повернулся к посетителю.

- Ты пойми, картошка, что ты тупо не можешь ни во что! Признай! Ты не можешь в кодинг, не можешь в текстуры, не можешь в сервис! Ты даже в обещания свои не можешь! Когда обещали по патчу в месяц? Когда обещали премиумный Т34? Собаку когда? Почему у арты спутниковый прицел? Вместо того, чтобы убрать этот выдуманный клас, вы напяливаете на глобус танки, которых никогда не существовало! – Парень вошел в раж и ходил туда-сюда, размахивая руками и брызжа слюной. – На Чаффи никогда, слышишь – НИКОГДА!!! – не стояло такой башни! Восемдесятпятка на Т-28 ИСПЫТЫВАЛАСЬ ВОЗКОЙ! ПРИЗНАЙ ЭТО, КАРТОШКА!!! – Кричал он гостю в лицо, по котором уже градом лился пот. Гость тяжело дышал, рука пыталась расстегнуть верхнюю пуговицу клетчатой рубахи, накладной нос съезал вниз, а парень не останавливался.

- У 44-ки теперь седло от унитаза и педаль от пианино, мотор от сеялки с вертикальным взлётом и пушка с разбросом 0.31! Всеми нами любимый обоснованный прописывается как "Lцwe"! Школота на халявных кетайцах откладывает горы кирпичей, когда говнотяж 7 уровня с какой-то несуразной тонкой короткой пушкой пробивает этого самого китайца куда угодно!!! Кстати, где нерф нормализации БПС? Не вижу!!! ИС-4 в лоб шьётся как газета. Также удалось запинать пару ИС-7! Что это? Почему игру можно запустить не только лаунчером?.. Айти-отдел у вас ВООБЩЕ НЕ ПРИЖИЛСЯ!..

Через полчаса таинственный посетитель, обтирая мокрый от пота лысоватый лоб, на дрожащих ногах неуверенно проходил мимо барной стойки к выходу. Перед дверьми он обернулся – в зале уже наступило братание, и все снова мило нажирались алкоголем. "Вот же пидорасы, весело им…" – прохрипел гость и вышел, хлопнув за собой дверью.

* * *

До конца рабочего дня оставалось почти ничего. "Насчет мазохистов - извините, не компетентен. Сходите в гей-коммуночку, может, там просветят" – недавно написал на форуме Сергей, и теперь смотрел на вопрос, что это за такое место. "Понимаете, есть места, куда я не хожу", писал он в ответ. "А кто-то туда ходит, и он обладает недоступным мне опытом". Он отправил ответ и откинулся на спинку кресла, ненадолго закрыв глаза. После этого выключил компьютер, нажал на кнопку селектора, встал и пошел к шкафу одеватся.

- Сергей Борисович, вы уже уходите? – Спросила секретарша, которая зашла, вызванная селектором.

- Да, Наташенька. – Сергей поправлял на себе серый плащ. – Вот документы нашему новому IT-отделу, зарегистрируйте. А я, как всегда, пойду на встречу со своим неоффициальным советником.

- Хорошо, Сергей Борисович. – Наташенька скрылась за дверью.

- Как всегда, как всегда… - Улыбнулся Сергей, пересыпая золото из горшочка в кожаный мешочек.

– Как всегда… - На распев повторил он, снимая широкополую шляпу с вешалки и выходя из кабинета.

Как всегда.

Tags: околоигровое, художественное, юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 144 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →