light_general (light_general) wrote in world_of_tanks,
light_general
light_general
world_of_tanks

Bocu no Tanku (Tiger / T-43)

Привет, танко-няшки =^.^=
Наверно, вы все уже знаете о запуске книжной серии, посвященной проекту World of Tanks. . Лично я жду ее с нетерпением. Очень приятно, что компания "Варгейминг" наконец услышала своих поклонников и дала им возможность высказаться. Им тоже есть что сказать!

Так как фанфики в нашей теплой коммуне не запрещены и даже есть специальный тэг "художественное", выложу свой текст, который надеюсь вскорости увидеть в сборнике с остальными :3



Это случилось в Малиновке. Никто не знал, что это произойдет, и никто не хотел чтоб это происходило, но, как всегда случается, когда таинственные невидимые силы Вселенной закручиваются в клубок, это неожиданно произошло – и стало неизбежным.
Бой длился давно. Где-то за лесом тяжело ухали арты, и снаряды, врезаясь в теплую, согретую щедрыми лучами летнего солнца, землю, поднимали из нее огромные дымные столбы. За камнями лоснились тяжелые металлические туши ПТ, содрогающиеся от выстрелов, раскаленные, неподвижные, как сами камни. В этой симфонии битвы было много звуков, и каждый из них обозначал чью-то жизнь или чью-то смерть. Иногда, перекрывая все прочие, раздавался оглушительный визг срикошетившего снаряда, тонкий и неприятный. И только бабочки с прежней беззаботностью порхали над луговыми цветами, их не интересовала эта битва и им были безразличны тяжелые стальные танки, замершие в ожидании бури, состоящей из свинца и огня.

«Тигр» двигался на гору упорно и целеустремленно. Он был тяжел и литые пластины брони, придававшие ему сходство с облаченными в латы рыцарем, скрипели от усилий. Он был слишком массивен для таких маневров, но его долг звал его вперед, к старой церкви, туда, где земля была иссечена следами разрывов, туда, куда побоялись ехать трусливые союзные СТ, замершие в гибельном оцепенении за коровниками.

«Тигру» не следовало ехать туда, он понимал, что скорее всего погибнет, но он поклялся жить ради победы и был готов умереть – ради нее же. Церковь была уже близко, рукой подать. «Я успею, - твердил себе он, со скрипом преодолевая крутой подъем, и пыль скрипела на его ржавых траках, - Я займу позицию там, и они не выбьют меня оттуда, даже если притащат свой Маус!..»
«Успел!» - подумал он ликующе, оказавшись наверху. Отсюда коровники казались маленькими и игрушечными, и союзные танки темнели на их фоне крохотными букашками не больше луговых бабочек. Воздух здесь был прозрачен и тих, как в горах. Внезапно триплексы «Тигр» почувствовали движение рядом с ним. Всю свою жизнь он был воином, оттого его башня стала поворачиваться рефлекторно, повинуясь многолетней привычке. Он был готов к неожиданностям, как готов был бронебойный снаряд в затворе его орудия.

Вражеский танк выскочил из-за церкви так неожиданно, что показался серым разрядом молнии. Он несся со всей доступной ему скоростью, из-под его гусениц вздмыалась тяжелая пыль, и сам он казался очень тяжелым и грозным. «Тигр» выстрелил, но даже его отточенные инстинкты воина оказались слишком медленны – снаряд с треском врезался в землю, не причинив незваному гостю вреда. А тот не собирался промахиваться. «Тигр» услышал рядом басовитое уханье выстрела, и почти сразу ощутил, как что-то больно врезалось ему в башню, заставив окружающий мир содрогнуться. Снаряд пробил броню и уничтожил рацию. Теперь «Тигра» окружала тишина и неизвестность, но сдаваться он не собирался, напротив. «Тигр» заворочался, поворачивая свое тяжелое тело, и стальная пушка мягко поплыла в сторону, ловя в прицельную отметку чужой лоснящийся бой и гладкий контур башни. «Т-43», - понял «Тигр», - Это конец». Он знал, что этот последний бой он проиграет. Окажись они внизу, на равнине, он бы смог потягаться с наглым пришельцем, но здесь, оказавшись на подъеме, он был бессилен и мог лишь беспомощно шевелить башней, пытаясь поймать своего более прыткого и подвижного противника.

«Т-43» двигался грациозно и невесомо, на какую-то секунду «Тигр» поймал себя на мысли, что восторгается этим сильным бронированным телом, созданным для скорости и боя, металл чужого корпуса вдруг показался ему настолько мягким и приятным на ощупь, что перед глазами помутилось. Впрочем, может быть это было из-за того, что «Т-43» ловко послал ему снаряд в триплекс.

У «Тигра» был только один шанс выжить. Заворчав двигателем, он устремился вперед, подгадав момент атаки. У него не было такой скорости как у «Т-43», не было его грациозности, но был опыт старого воина и безошибочный инстинкт. И он успел. «Тигр» с лязгом врезался в корму «Т-43», намертво припечатав его к стене церкви. «Т-43» затрепыхался, как пойманная в ладони бабочка, от него волнующе пахло соляркой и пороховыми газами. И «Тигр», чье оружие уже было наведено ему под башню, вдруг почувствовал, что не может выстрелить.

«Что со мной? - подумал он с беспокойством, - Это мой враг, и мой долг – уничтожить его!». Но он ничего не мог поделать – его орудие, хоть и не было закритовано, отказывалось стрелять.

И, точно почувствовав это, «Т-43» замер, прекратив попытки сбежать. Его пушка смотрела прямо в ВЛД «Тигра», но по какой-то причине тоже не стреляла. И старый, прошедший огонь, воду и раш по центру в Прохоровке «Тигр» вдруг почувствовал, как испаряются его силы и решительность. Солнце стало светить как-то по-особенному и даже ветер вдруг запел какую-то новую песню.

- Почему ты не стреляешь в меня? – спросил Т-43. Он был совсем юный, стоковый, и, несмотря на то, что старался держаться твердо, «Тигр» увидел, как из его триплекса выкатилась одинокая маленькая слезинка.
- Я не могу, - честно ответил он, чувствуя, как спирает дыхание в карбюраторе, - Не знаю, почему. Я просто увидел тебя и… И я понял, что не могу. Ты слишком похож, на один танк, который…
- Который что? – жадно спросил «Т-43».
- Забудь. Это было в Химмельсдорфе, и это был «Т-44». Мы… Нет, ни к чему тебе знать об этом. Ты слишком молод. И в этом мире есть вещи, которые не принесут ничего кроме горя и чувства потери. Давай же, стреляй в меня. Я не буду сопротивляться. Это будет честный фраг.
- Я не буду стрелять, - прошептал «Т-43», - И я знаю, что связывало тебя и тот «Т-44» из Химмельсдорфа. Я его младший брат, и был в курсе с самого начала. И я не случайно оказался тут. Он погиб, но перед смертью он попросил меня чтобы я нашел тебя и кое-что передал.
- Что же это? – спросил «Тигр» предательски дрогнувшим голосом. Запах солярки от «Т-43», проникавший в его фильтры, заставлял башню кружиться от волнения.
- Поцелуй, - прошептал «Т-43» и «Тигр» вдруг почувствовал, как к его задубевшей от солнца и огня НЛД приникает чужой металл.
Это случилось так внезапно, что он не успел отстраниться. А потом уже было слишком поздно. Он сам приник к «Т-43» и ствол его пушки налился давно позабытой силой. Он отступил и позволил «Т-43» повернуться кормой к нему.
- О, мой Алекс…
- Молчи, мой олененок, молчи…
- Никто не прикасался к моим инструментальным ящикам так, как ты… О… Еше глубже! Да!.. Крит двигателя… Да, да, да… Сделай это! Сделай это как с трактором! Я весь твой! Взорви мою боеукладку страстью!..

В гремящем оркестре битвы появились новые нотки, но они были слишком тихи чтобы быть важными для кого-то, кроме двух танков у заброшенной старой церкви. Но для них двоих нежный скрип металла был громче разрывов фугасов.
- Пойдем со мной, - сказал «Т-43», когда они отдышались и поправляли сбитые траки, - Мы уйдем с тобой в привольные кусты Комарина, только ты и я, и будем жить до следующего патча, который наступит через тысячу лет!
- Я не могу, малыш, - вздохнул «Тигр», - Ты не понимаешь…
- Мы достойны счастья!
- Дело не в этом… Ты советский, а я соснулый. Наща любовь запретна и обречена. Мы зря встретились здесь.
- Эта встреча стоила всей моей жизни… Поцелуй меня в последний раз.
«Тигр» приник к нему, ощущая его податливое тепло.
«В последний раз», - подумал он. А потом он увидел зыбкую струйку трассера и с накатившим внезапно облегчением понял, что все закончилось.

Разрыв «чемодана» угодил точно между ними. На фоне других звуков боя он тоже не был особенно громким, поэтому мало кто обратил на него внимание. И даже луговые бабочки вертелись над цветами как обычно.
Это случилось в Малиновке. Никто не знал, что это произойдет, и никто не хотел чтоб это происходило, но, как всегда случается, когда таинственные невидимые силы Вселенной закручиваются в клубок, это неожиданно произошло – и стало неизбежным. Но иногда юные трактора взбираются тайком на холм к старой церквушке. Не для того чтобы стрелять друг в друга, в эту минуту они думают о чем-то другом, о чем-то более важном и сложном.

И только бабочки беззаботно кружат над навек замершими в объятьях друг друга сгоревшими корпусами «Тигра» и «Т-43».
Tags: художественное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 84 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →